English [en]   français [fr]   русский [ru]   简体中文 [zh-cn]   繁體中文 [zh-tw]  

Конференция по GNU Health  18-20 ноября, Лас-Пальмас, Испания #GNUHealthCon2016

Это перевод страницы, написанной на английском языке.

Личные интересы

Лойд Фьюстон

Достаточно ли личных интересов, чтобы организовать свободную экономику?

Короткий ответ — нет. И мало кто из наиболее известных теоретиков свободного рынка когда-либо думали, что личных интересов достаточно или могло бы быть достаточно, чтобы организовать или поддерживать в долгосрочной перспективе свободную экономику. Среди этих теоретиков Адам Смит часто рассматривается как главный философ личных интересов. В книге, написанной для исправления некоторого числа заблуждений об учении Смита, мы находим следующие формулировки взглядов Смита на личные интересы:

Смит не только не был индивидуалистом, он был убежден, что именно влияние общества превращает людей в существа моральные. Он считал, что люди часто неверно судят о собственных личных интересах.

Еще ближе к теме:

[Адам Смит] считал попытки объяснять всякое поведение людей на основе личных интересов аналитически ошибочными и нравственно вредными.

[Обе цитаты взяты со страницы 2 книги “Адам Смит в свое и в наше время”, Джерри З. Мюллер, Принстон: Издательство Принстонского университета, 1993.]

Адам Смит, несомненно, понимал, что личные интересы становятся одной из важнейших сил, организующих экономическую деятельность в любом обществе, но это верно как для самого грубого и авторитарного общества, так и для относительно свободного и открытого. Большинство из нас не обрадовалось бы тому, куда завели бы личные интересы, не сдерживаемые уважением к другим существам. Свежий пример: управляя страной в ущерб большинству советских граждан, руководители Коммунистической партии, а также советских вооруженных сил и государственной безопасности преследовали свои собственные интересы, во всяком случае, как они их понимали или недопонимали.

Преимущества перед гражданами советских стран, которыми пользовались американцы — преимущества перед номинально свободными гражданами России, а также других стран Восточной Европы, которыми мы пользуемся и сейчас,— это преимущества общества, организованного так, чтобы позволить большому проценту американцев действовать на благо как собственных интересов, так и в некоторой существенной мере нравственных принципов. В организацию нашего общества входят не только наши привычки и обычаи, но и наше позитивное право, такое как авторское право, ко благу или ко злу, но только не нейтрально в отношении нравственности.

Личные интересы — это не необходимое зло, хотя они могут заставлять людей действовать понятным с точки зрения нравственности образом. Любовь к себе и как следствие развитие личных интересов представляет один из аспектов существа, являющегося также социальным, следовательно, нравственным. Личные интересы сами по себе могут служить интересам нравственности в свободном обществе при условии, что общество зиждется на надлежащих основаниях. Элементы этих оснований включают в себя не только население, разделяющее существенный корпус моральных обычаев и убеждений, но и формальные политические структуры, позитивное право и принимаемые судебные решения, способные поддерживать как общественный порядок, так и свободу личности. Когда это наличествует и когда это усвоено основной массой граждан, личные интересы создают движущую силу, которая поддерживает эффективное функционирование экономики, не приводя к безнравственным результатам в целом. Вопрос всегда состоит в том, организовано ли наше общество надлежащим образом в своем позитивном праве и обычаях, которым мы учим своих детей и которые мы поддерживаем в самих себе, чтобы личные интересы и нравственные принципы в общем и целом не вступали в противоречие.

Тем, кто знаком с современной математикой или техникой программирования, должны нравиться рекурсивные и принципиально нестабильные взаимодействия между моралью личности и социальной структурой. Грубо говоря, люди с существенными нравственными убеждениями организовывают общества в соответствии с этими убеждениями, затем начинают формировать убеждения и привычки детей, иммигрантов и т. п. в соответствии с теми же самыми убеждениями. Это всегда сумбурный исторический процесс, который может дать сбой или повернуть в менее желательное русло. Неизбежно встает вопрос, не отклоняемся ли мы от надлежащего пути, а также насколько сообщество устойчиво, т. е. сколько нужно возмущений, чтобы разрушить то, что есть хорошего в этом обществе.

Иногда добрые люди решают, что что-то стало не так и пришло время бороться за нравственные принципы, даже если становится необходимо пожертвовать своими личными интересами или хотя бы умерить их. Говоря словами Томаса Соуэлла, теоретика свободного рынка нашего времени,

Есть, конечно, и неэкономические ценности. В самом деле, существуют только неэкономические ценности. Экономика представляет ценность не сама по себе, а только как метод размена одной ценности на другую. Если утверждения о “неэкономических ценностях” (или, более конкретно, “социальных ценностях” или “человеческих ценностях”) подразумевают отрицание реальности неустранимого размена или исключение какой-то конкретной ценности из процесса размена, то такие альтруистические идеалы нельзя продемонстрировать лучше, чем отказом от финансового выигрыша в интересах таких идеалов. Это экономический размен. [Томас Соуэлл, “Знание и решения”, Нью-Йорк: Бейсик букс, 1980, стр. 79]

В этом контексте профессор Соуэлл не спорит с теми, кто вносит в личные интересы того или иного рода моральную силу; он спорит с теми, кто думает, что должен быть простой путь реформы общества, которое страдает конкретным нравственным недостатком. Есть две стороны медали: подчинение человека личным интересам может поставить его в противоречие нравственным ценностям, а попытка следовать нравственным ценностям может привести к некоторым жертвам в области собственных личных интересов.

Личные интересы могут быть мощной движущей силой общества, по крайней мере, когда граждане общества хорошо сформированы как личности, но в личных интересах нет никаких таинственных или волшебных аспектов, которые гарантировали бы нравственные результаты. Личные интересы приводят в общем и целом к нравственным результатам в той мере, в какой моральные устои, внешние, но по большей части внутренние, направляют действия лично заинтересованных сторон. Общество с надлежащими устоями воплощается в жизнь не по какому-то волшебству, а посредством действий людей, движущихся к высшей цели, будь то охрана свободы в обществе в целом или охрана духа сотрудничества в сообществах программистов, а то и одновременно и к той, и к другой.

К НАЧАЛУ


[Эмблема ФСПО]“Наша задача — сохранение, защита и поддержка свободы использования, изучения, модификации, копирования и распространения компьютерных программ, а также защита прав пользователей свободных программ”.

Фонд свободного программного обеспечения — ведущая организация, ответственная за разработку операционной системы GNU. Поддержите GNU и ФСПО покупкой руководств и других товаров, присоединением к ФСПО в качестве члена-партнера или пожертвованиями, прямо в фонд или по Flattr.