English [en]   Česky [cs]   español [es]   français [fr]   Nederlands [nl]   polski [pl]   русский [ru]   简体中文 [zh-cn]   繁體中文 [zh-tw]  

Это перевод страницы, написанной на английском языке.

Как правильно организовать налоги на цифровую звукозапись

Ричард Столмен

[Эта статья не связана с программами — во всяком случае, непосредственно. В ней обсуждается параллельная проблема обмена копиями музыкальных произведений.]

[Впервые статья была опубликована в журнале “Уайеред” в 1992 году; текст не менялся; вместо этого я добавил примечания — в квадратных скобках и курсивом или с другим выделением.]

[Первоначальная статья предлагала решение проблемы (на тот момент — гипотетической) обмена музыкой с помощью (в то время только появлявшихся) цифровых магнитофонов, поскольку именно для этого предназначался предложенный закон США о налоге. В настоящее время это можно было бы применить к обмену файлами в Интернете.]

[Покойным Френсисом Муге с моей помощью был разработан другой подход, включающий некоторые из этих мыслей и названный системой “глобального патронажа” (по-французски “Mécénat Global”). Я поддерживаю оба решения; то есть, я за принятие любого из них.]

Магнаты записывающих компаний не любят цифровые устройства магнитной звукозаписи, которые могут создавать точные копии музыкальных записей. Они боятся, что покупатели будут сами копировать музыку и перестанут покупать музыкальные записи.

Угрожая судебными преследованиями, они получили от изготовителей устройств согласие платить отчисления за каждый цифровой магнитофон и каждую ленту для цифровой звукозаписи, продаваемые потребителям. Эти отчисления собираются делить между различными деятелями музыкальной отрасли: музыкантами, композиторами, издателями музыки и компаниями звукозаписи. В дополнение, изготовители согласились изувечивать устройства так, чтобы они не могли создать копию из копии записанного произведения.

Теперь компании звукозаписи обратились к Конгрессу с просьбой принять закон, обращающий эти отчисления в налог и запрещающий изготовление цифровых магнитофонов, функционирующих без налагаемых ограничений.

Заявленное назначение налога — предоставить музыкантам “компенсацию” за копирование частными лицами с помощью цифровых магнитофонов. Однако 57 процентов собранных средств переходило бы издателям музыки и компаниям звукозаписи — оставляя менее половины людям, участвующим в творческом процессе. Оставшиеся средства переходили бы по большей части музыкальным звездам первой величины и, таким образом, очень слабо поощряли бы музыкальное творчество. В то же время пользователи цифровых магнитофонов были бы не в состоянии использовать всю мощь цифровой звукозаписывающей техники.

Вот предложение другой системы налогообложения цифровых магнитофонов и цифровых лент — системы, спроектированной для поддержки музыки, а не для ублажения определенных корыстных интересов.

Каково назначение авторского права?

Звукозаписывающая индустрия представляет свое предложение как способ предоставить музыкантам “компенсацию”, предполагая, что они имеют право получать плату за любую создаваемую копию. Многие американцы убеждены, что авторское право отражает естественное право авторов или музыкантов — что у них есть право на особое отношение со стороны общественной политики. Однако любой юрист, специализирующийся в этой области, знает, что это неверное понимание, точка зрения, отвергаемая американской системой права.

Заявленное назначение авторского права, данное в Конституции США, состоит в “содействии прогрессу науки и полезных искусств”. Прогресс в музыке означает новую и разнообразную музыку, которой может наслаждаться публика: предполагается, что авторское право должно служить общественному благу, а не частному.

И все-таки простые люди и политики часто думают об авторском праве как о естественном праве, что часто приводит к неверным решениям о политике авторского права. Даже суды, определяя подробности системы авторского права, часто допускают, чтобы эта мысль неявно закрадывалась, хотя она должна исключаться. Это концептуальная ошибка, потому что здесь средство (авторское право) для достижения более крупной цели (прогресса) смешивается с самой целью.

Содействие прогрессу в искусстве само по себе не оправдывает мысль о том, что авторы имеют право на любую конкретную разновидность авторского права, и даже о том, что авторское право вообще должно существовать. Авторское право оправдывается, если выгоды прогресса превосходят бремя, которое авторское право налагает на всех, кроме правообладателя.

Как провести это сопоставление цены и выгоды? Это частично зависит от фактов (как конкретный закон сказывается на музыкальной активности и пользователях музыки), а частично — от наших суждений о ценности этих результатов.

Предположим, что платить налог на цифровую звукозапись стоит, если результатом является значительный прирост музыкальной активности, и исследуем, как организовать детали этого налога, чтобы максимизировать выгоду. Но сначала давайте обратимся к основным принципам и фактам, которые имеют значение для нашего исследования.

Снижение отдачи

Закон снижения отдачи — общий принцип экономики. Он гласит, что каждое дополнительное приращение усилий или средств, потраченное для достижения данной цели, как правило, производит все меньшее и меньшее приращение результатов. У этого закона есть исключения, но они локальны; если вы будете продолжать увеличивать входные величины, вы в конце концов оставите за спиной все исключения.

Например, улучшением дорог можно добиться, чтобы поток транспорта двигался более размеренно. Добавление одной полосы к 20 милям забитых дорог города могло бы повысить среднюю скорость на 15 миль в час. Добавление второй полосы к этим дорогам не даст такого же улучшения; возможно, это увеличит среднюю скорость только еще на 5 миль в час. Следующая дополнительная полоса, возможно, не создала бы заметной разницы, если пробки уже исчезли. Вместе с тем, каждая последующая полоса будет вызывать все большую перепланировку, поскольку надо сносить все больше и больше зданий, чтобы освободить место.

Применительно к деятельности музыкантов снижение отдачи говорит нам, что каждое последующее увеличение дохода музыкантов будет все меньше сказываться на количестве творчества в музыке.

Снижение отдачи — первый довод в пользу отказа от мысли, что любое пользование музыкой “должно” регулироваться авторским правом. Попытками гарантировать, что владельцы контролируют любой возможный аспект пользования музыки, или дать им финансовую долю в любой возможной перепродаже мы ничего не выиграем. Расширение авторского права может “содействовать прогрессу” только до определенной точки. Дальнейшее расширение просто увеличивает плату со стороны публики владельцам за то, что те все равно будут делать. Расширение авторского права далее этой точки, конечно, нежелательно.

Издержки

Те, кто материально заинтересован в расширении авторского права, начинают обсуждение с заявления, что авторское право “следует” расширять настолько, насколько это возможно. Но принцип снижения отдачи делает это заявление неправдоподобным. Так что они отходят на позицию, с которой авторское право следует расширять так, чтобы максимизировать уровень прогресса. Но это тоже неверно, потому что это не учитывает существование других издержек. Авторское право требует от общества затрат и обременяет его, как и любой другой государственный институт. Выгоды могут не окупить затрат.

Государство выполняет множество важных функций, но не многие сказали бы, что хотя бы какую-то из этих функций следует расширять, чтобы максимизировать выходную величину. Например, государство строит дороги, и это очень полезно. Но не многие деятели стали бы призывать к строительству всех дорог, какие только могут быть построены. Строительство дорог недешево, а у граждан есть и другие применения для их денег. Выделение слишком больших средств на строительство дорог означает, что другие общественные и личные нужды не будут удовлетворены.

Те же самые рассуждения применимы к отдельным решениям. Потратив больше денег, вы можете купить больший и более шикарный дом. Большинство людей предпочло бы при прочих равных условиях дом подороже. Но при ограниченных ресурсах в какой-то момент увеличение затрат на дом становится для них плохим вложением средств.

Авторское право не затрачивает общественных фондов напрямую, но оно действительно налагает затраты — потерю свободы — на каждого гражданина. Чем шире область действия авторского права, тем большей свободой мы платим. Мы могли бы предпочесть осуществлять некоторые из наших свобод, а не продавать их. Мы должны судить о каждом решении в политике авторского права, сравнивая выгоды с затратами.

“Стимул” — не то понятие

Мысль о предоставлении денежного стимула для создания музыкальных произведений основана на неверном понимании. Музыканты надеются в первую очередь на другие виды вознаграждения; ничего другого им не остается. Очень немногие музыканты становятся богатыми благодаря своей музыке; талантливая личность, чья первичная цель — богатство, стала бы искать другие пути к этому.

На самом деле психологические исследования показывают, что желание внешней награды (такой, как доход) в целом мешает такой творческой деятельности, как сочинение музыки. Люди, которые могут это делать хорошо, обычно являются людьми, которые делают это в основном ради самой этой деятельности.

Не то чтобы музыканты не заботились о том, чтобы им платили. Большинство надеется заработать музыкой на жизнь, чтобы иметь возможность посвящать этому свое время. Как только они станут зарабатывать достаточно для того, чтобы прожить, они будут делать музыку так хорошо, как только могут. Мы могли бы пожелать им заработать несколько больше, чем необходимо, чтобы они могли жить не хуже большинства американцев. Но если предлагать им богатство сверх этого, то общество получит не много — по закону снижения отдачи.

Учитывая это, рассмотрим, как налог на цифровые магнитные ленты можно было бы организовать так, чтобы он служил для достижения запланированных целей авторского права.

Кто должен получать средства

Если назначение налога на цифровую звукозапись — улучшить вознаграждение музыкантов и композиторов, то им должны передаваться все деньги, которые соберут — а не только 43 процента. В принципе, мы могли бы обойтись вообще без компаний звукозаписи.

Компании звукозаписи действительно предоставляют полезную услугу: они распространяют записанные копии музыки, обычно — высокого качества. Этой услугой широко пользуются, и так это, вероятно, и останется. И правильно, что покупатели записанных копий должны платить за эту услугу. Но слушатели, создающие копии для самих себя или своих друзей, не потребляют эту услугу; они пользуются только работой музыкантов и композиторов. Компании звукозаписи вносят только случайный вклад, и их роль не существенна.

Распределение средств

Какую долю собранных налогов должен получать каждый музыкант или композитор? По предложению компаний звукозаписи деньги распределялись бы пропорционально продажам записей.

Есть смысл распределять средства на основе того, как часто копируют работу этого музыканта, более или менее. Но строгая пропорциональность — не лучший вариант. Если каждый музыкант будет получать строго пропорционально объему копирования его или ее работы, то значительная доля будет уходить на то, чтобы сделать несколько звезд еще богаче, чем сейчас. Это не очень-то будет способствовать развитию музыкальной культуры и разнообразия.

Мы можем поддерживать музыку эффективнее, если сделаем так, чтобы доля каждого отдельного музыканта в собранных налогах снижалась с увеличением числа копий. Например, мы могли бы рассчитывать “приведенное число копий”, которое, с определенного момента, увеличивается медленнее, чем действительное число копий.

Результатом снижения будет более широкое распределение денег, поддерживающее большее число музыкантов на приемлемом уровне жизни. Это поощряет разнообразие, что является задачей авторского права.

Правительство США уже учредило программу для финансирования разнообразия в искусстве: NEA. Однако субсидии NEA сопряжены с произволом власти, что делает их центром противоречий, иногда потому, что ряд членов общества относится к произведению резко отрицательно, а иногда потому, что нет почти никого, кому бы оно особенно нравилось. Распределение налогов на цифровую звукозапись приведет также к поддержке менее популярных музыкантов. Однако оно не будет поддерживать музыкантов, работа которых никому не нравится. Кроме того, поскольку это не зависит ни от произвола, ни от решений, оставляемых на усмотрение должностных лиц, то остается мало возможностей для возражений в любом конкретном случае.

[Впоследствии мне задали интересный вопрос: какая организация стала бы “заведовать” распределением этих средств. Поскольку это налоговые фонды, собирать налог и распределять средства должно государственное учреждение. Частные организации привлекаться не должны.]

Поощрение домашнего копирования

Предложение компаний звукозаписи содержит требование затруднить создание копий для домашних слушателей. Конкретно, в нем требуют, чтобы бытовые цифровые магнитофоны отказывались копировать с копии, которая была создана на бытовом цифровом магнитофоне. Аргументация этого требования основана на предположении, что домашнее копирование некоторым образом нечестно.

В прошлом многие считали это нечестным, потому что это снижало доход музыкантов. Налог на цифровую звукозапись делает эту причину неактуальной. Как только домашнее копирование начинает в действительности увеличивать доход музыкантов посредством налога на цифровую звукозапись, причина препятствовать домашнему копированию исчезает.

Таким образом, если будет принят налог на цифровую звукозапись, то возможность копирования цифровых магнитных лент не следует ограничивать. Домашнее копирование эффективнее, чем компании и магазины звукозаписи; любителей музыки следует поощрять пользоваться домашним копированием как можно больше.

Измерение популярности каждого музыкального произведения

Сегодня в Соединенных Штатах почти вся записанная музыка покупается в магазинах звукозаписи; домашнее копирование составляет только небольшую долю. Вероятно, это долго останется в силе, потому что магазины звукозаписи предоставляют место, куда человек может зайти, чтобы разыскать конкретное произведение или осмотреть широкий ассортимент. Пока это остается в силе, мы обычно сможем достаточно хорошо оценивать аудиторию данного произведения подсчетом продаж записей.

Когда-нибудь домашнее копирование может распространиться так широко, что оценка объемов по цифрам продаж может стать неудовлетворительной. Она уже неудовлетворительна для музыкантов, распространяющих произведения независимо, без помощи компаний звукозаписи; и если каким-то музыкантам нужна дополнительная поддержка, так это им. Нам нужен другой способ оценки популярности любого данного произведения для распределения налоговых фондов.

Мы можем проводить эти оценки с помощью опроса. Время от времени сотрудники просили бы случайно выбранных членов общества показать, какие копии музыки, на которую распространяется авторское право, они сделали. Опрашиваемых граждан не принуждали бы к ответу. Но создание копий не влекло бы за собой никакого штрафа или наказания, так что большинство людей с радостью примут участие. Поклонники будут надеяться, что выбор падет на них, так что они смогут увеличить статистику для своих любимых ансамблей.

Чтобы повысить эффективность и представительность (а тем самым и точность) опроса, его можно автоматизировать. Статистическое бюро могло бы высылать избранным участникам перезаписываемые накопители, которые можно было бы моментально подключать к цифровым магнитофонам, а потом отсылать назад. При должной организации у статистического бюро не было бы никакой возможности узнать, кто прислал любой конкретный накопитель, и таким образом у них не было бы никаких сведений о том, кто и что копировал, но тем не менее у них был бы точный итог.

Заключение

Компании звукозаписи предложили отличную схему налогообложения общества для повышения их собственного дохода, но это не является законной целью авторского права. При должном внимании к задачам авторского права, а не к прошлым средствам, мы можем спроектировать систему, которая поддерживает музыкантов, предоставляя в то же время гражданам полную свободу копировать музыку, как им угодно.

Что вы можете сделать

[Этот раздел сегодня больше не применим; уже слишком поздно, потому что законопроект о налоге на цифровую звукозапись был принят в 1992 году — а цифровые магнитофоны в наши дни устарели. Однако этим же методом можно поддерживать музыкантов и других деятелей искусств в мире, где обмен копиями в Интернете легализован.]

Компании звукозаписи используют все свое влияние, чтобы провести свою форму налога на цифровую звукозапись. Организованной оппозиции почти нет, как и общественных обсуждений. Их законопроект уже был отправлен из комитета в Сенат.

В этой статье предлагается альтернатива плану компаний звукозаписи. Чтобы сделать возможной эту или любую другую альтернативу, мы прежде всего должны предотвратить поспешное принятие плана компаний звукозаписи. Чтобы помочь в достижении этого, пожалуйста, пишите письма по адресам:

Конгрессмен Барни Френк
Черри-стрит, 437
Западный Ньютон, Массачусетс, 02165

Сенатор Мецбаум
Сенат Соединенных Штатов
Вашингтон, Округ Колумбия, 20510

Подкомитет по интеллектуальной собственности
Палата представителей
Вашингтон, Округ Колумбия, 20515

Убеждайте Конгресс отказаться от законопроекта компаний звукозаписи с тем, чтобы эта и другие альтернативы могли быть как следует рассмотрены. Написать короткое письмо можно всего за несколько минут, но в сочетании с письмами других людей это может принести большую пользу.

Если вы знакомы с какими-то музыкантами, композиторами или авторами песен, передайте им копии этой статьи. Многие музыканты предпочитают эту альтернативу налоговому плану компаний звукозаписи, и у них есть серьезные мотивы действовать в своих интересах.

[Эмблема ФСПО]“Наша задача — сохранение, защита и поддержка свободы использования, изучения, модификации, копирования и распространения компьютерных программ, а также защита прав пользователей свободных программ”.

Фонд свободного программного обеспечения — ведущая организация, ответственная за разработку операционной системы GNU. Поддержите GNU и ФСПО покупкой руководств и других товаров, присоединением к ФСПО в качестве члена-партнера или пожертвованиями, прямо в фонд или по Flattr.

к началу