English [en]   Deutsch [de]   français [fr]   русский [ru]  

Противодействие HACIENDA

Хакеры GNU открыли свой слет разоблачением программы глобальной слежки HACIENDA с предложением по противодействию ей с помощью скрытных служб TCP. Посмотрите доклад! [подробности]

Это перевод страницы, написанной на английском языке.

Электронные книги должны увеличивать нашу свободу, а не снижать ее

Ричард Столмен

Присоединяйтесь к нашему списку рассылки об опасностях электронных книг.

Эта статья первоначально опубликована с изменениями в “Гардиан”. В этой версии восстановлен первоначальный вариант до некоторых изменений.

Я люблю Договор Иеговы, и я хочу, чтобы все другие тоже его любили. За все эти годы я брал его почитать по меньшей мере шесть раз. Печатные книги позволяют нам это делать.

Я не мог бы этого делать с большинством коммерческих электронных книг. Это “не позволено”. А если бы я попробовал не подчиниться, то у программ в устройствах чтения заложены вредоносные особенности (называемые цифровым управлением ограничениями) для того, чтобы ограничивать чтение, так что это просто не получится. Электронные книги зашифрованы, так что выводить их на экран могут только несвободные программы с вредоносными функциями.

Многие другие обычные действия, вошедшие в привычку у нас, читателей, “не позволены” с электронными книгами. К примеру, с “Kindle” компании Amazon (для которого больше подходит название “Swindle (надувательство)”) пользователи не могут купить книгу анонимно за наличные. Книги “Kindle”, как правило, можно получить только от Amazon, а компания Amazon заставляет пользователей идентифицировать себя. Таким образом, Amazon в точности знает, какие книги прочел каждый пользователь. В такой стране, как Великобритания, где вас могут преследовать за обладание запрещенной книгой, это более чем гипотетически оруэлловская мера.

Более того, вы не можете продать электронную книгу после того, как прочтете ее (если Amazon добьется своего, букинистические магазины, где я провел не один вечер, уйдут в прошлое). Ее также нельзя подарить другу, потому что, согласно Amazon, вы в действительности никогда не владели ею. Amazon требует, чтобы пользователи подписали “Соглашение с конечным пользователем”, в котором это сказано.

Вы даже не можете быть уверены, что завтра она по-прежнему будет на вашей машине. Люди, читавшие “1984” на “Kindle”, приобрели оруэлловский опыт: их электронные книги исчезли прямо на их глазах, поскольку Amazon применила вредоносную программную особенность под названием “черный ход”, чтобы дистанционно удалить их (это виртуальное сожжение книг; не это ли означает “Kindle”? [1]). Но не беспокойтесь; компания Amazon обещала, что они никогда этого больше не сделают, кроме как по приказу государственных органов.

Если есть программа, то либо пользователи контролируют ее (что делает такую программу свободной), либо программа контролирует своих пользователей (несвободная). Правила электронных книг компании Amazon имитируют правила распространения несвободных программ, но это не единственная связь между ними. Вредоносные особенности программ, описанные выше, навязываются пользователям с помощью программ, которые не свободны. Если бы в свободной программе были такие вредоносные особенности, какие-нибудь пользователи, искусные в программировании, удалили бы их, а потом предоставили бы исправленную версию всем другим пользователям. Пользователи не могут изменять несвободные программы, что делает последние идеальным орудием осуществления власти над обществом [2].

Любое из этих посягательств на нашу свободу — более чем достаточная причина сказать “нет”. Если бы эти правила ограничивались компанией Amazon, мы бы обошли их, но у других торговцев электронными книгами правила примерно такие же.

Больше всего меня беспокоит перспектива потери книг в типографском варианте. “Гардиан” объявил о “материалах, доступных только в электронном виде”; иначе говоря, о книгах, доступных только ценой потери свободы. Я не стану читать никакую книгу ценой потери свободы. Будут ли через пять лет этически приемлемыми копиями большинства книг только несанкционированные копии?

Это не обязательно. Если бы в Интернете были анонимные платежи, то плата за получение электронных книг без цифрового управления ограничениями и без соглашений с конечным пользователем уважала бы нашу свободу. В физических магазинах можно было бы продавать электронные книги за деньги, как цифровую музыку на компакт-дисках — она по-прежнему существует, несмотря на то, что музыкальная индустрия жестко навязывает службы с цифровым управлением ограничениями, такие, как Spotify. Перед физическими магазинами компакт-дисков встают трудности, связанные с дороговизной оборудования, но физические магазины электронных книг могли бы записывать копии на ваш носитель с USB, при этом единственное, что может потребоваться продавать магазину, это носители с USB, если они вам нужны.

Причина, которой издатели объясняют свою ограничительную практику в отношении электронных книг, состоит в том, чтобы не дать людям обмениваться копиями. Они говорят, что это делается ради авторов; но даже если бы это и служило интересам авторов (что для знаменитых авторов может быть верно), это не могло бы оправдать цифрового управления ограничениями, соглашений с конечным пользователем или Закона о цифровой экономике, который преследует читателей за обмен. На практике система авторского права довольно плохо поддерживает авторов, кроме самых популярных из них. Основной интерес других авторов состоит в том, чтобы получить более широкую известность, так что обмен их работами выгоден им, как и читателям. Почему не перейти на систему, которая лучше справляется с этой задачей и совместима с обменом?

Налог на устройства памяти и подключение к Интернету, вместе с общей политикой, проводимой в большинстве стран Европейского союза, мог бы хорошо справиться с этой задачей, если он будет реализован верно в трех аспектах. Деньги должны собираться государством и распределяться в соответствии с законом, а не передаваться частному собирающему обществу; они должны делиться между авторами, и мы не должны давать компаниям забирать какую бы то ни было их часть; и распределение денег должно быть на основе скользящей шкалы, а не прямо пропорционально популярности. Я предлагаю применять кубический корень популярности каждого автора: Если А в восемь раз популярнее Б, то А получает вдвое больше, чем Б (а не в восемь раз больше Б). Это поддержало бы на должном уровне многих довольно популярных писателей, вместо того, чтобы обогащать немногих звезд.

Другая система — размещать в каждом устройстве чтения кнопку для посылки небольшой суммы (например, 25 пенсов для Великобритании) автору.

Обмен — это хорошо, а цифровая техника делает его легким. (Я подразумеваю некоммерческое перераспространение точных копий.) Так что обмен должен быть легален, и предотвращение обмена не может оправдывать обращение электронных книг в наручники для читателей. Если электронные книги означают, что свобода читателей должна либо увеличиться, либо уменьшиться, то мы должны требовать, чтобы она увеличилась.

Примечания переводчиков

  1. Kindle” — англ. “зажигать”.
  2. Статья опубликована также (с небольшими изменениями и с русским переводом) на http://www.gnu.org/philosophy/the-root-of-this-problem.html.

[Эмблема ФСПО]“Наша задача — сохранение, защита и поддержка свободы использования, изучения, модификации, копирования и распространения компьютерных программ, а также защита прав пользователей свободных программ”.

Фонд свободного программного обеспечения — ведущая организация, ответственная за разработку операционной системы GNU. Поддержите GNU и ФСПО покупкой руководств и других товаров, присоединением к ФСПО в качестве члена-партнера или пожертвованиями, прямо в фонд или по Flattr.

к началу