English [en]   Deutsch [de]   español [es]   français [fr]   italiano [it]   Nederlands [nl]   polski [pl]   русский [ru]  

Противодействие HACIENDA

Хакеры GNU открыли свой слет разоблачением программы глобальной слежки HACIENDA с предложением по противодействию ей с помощью скрытных служб TCP. Посмотрите доклад! [подробности]

Это перевод страницы, написанной на английском языке.

SCO, GNU и Linux

Ричард Столмен

Эта статья была впервые опубликована на ZDNet.

Контрактное разбирательство между SCO и IBM сопровождалось кампанией клеветы в адрес системы GNU/Linux в целом. Но компания SCO допустила очевидную ошибку, когда неверно процитировала меня как якобы сказавшего, что “Linux — это копия Unix”. Многие читатели сразу же почуяли, чем здесь пахнет — не только потому, что я этого не говорил, и не только потому, что лицо, сказавшее это, говорило об опубликованных идеях (на которые авторское право не распространяется), а не о программах, но потому что они знают, что я никогда не сопоставил бы Linux с Unix.

Unix — это полная операционная система, а Linux — только часть ее. SCO пользуется распространенной путаницей между Linux и системой GNU/Linux, чтобы усилить страх, который эта компания может посеять. GNU/Linux — это операционная система GNU, работающая с Linux как с ядром. Ядро — часть системы, которая назначает ресурсы машины другим программам, с которыми вы работаете. Этой частью является Linux.

Мы вели разработку GNU начиная с 1984 года как кампанию за свободу, целью которой было устранение несвободных программ из нашей жизни. Программы GNU свободны, это значит, что пользователи вольны выполнять их, изучать их и изменять их (или заплатить программистам, чтобы они сделали это для них), перераспространять их (бесплатно или за деньги) и публиковать измененные версии (см. обзор проекта GNU).

В 1991 году GNU была по большей части завершена, недоставало только ядра. В 1991 году Линус Торвальдс сделал свое ядро, Linux, свободной программой. Другие сложили GNU и Linux, чтобы получить первую полную свободную операционную систему, GNU/Linux (см. наши ответы на вопросы о GNU/Linux). Программы GNU/Linux также свободны, и SCO воспользовалась этой свободой, продавая свою версию системы. Сегодня GNU работает с различными ядрами, в том числе Linux, GNU Hurd (нашим ядром) и ядром NetBSD. В основном это одна и та же система, каким бы ядром вы ни пользовались.

Те, кто сложил Linux с GNU, не признавали, что они делали именно это, и они говорили об этом сочетании как о “Linux”. Путаница распространилась; многие пользователи и журналисты называют всю систему в целом “Linux”. Поскольку они также называют ядро, как и следует, “Linux”, это приводит к еще большей путанице: когда в утверждении говорится “Linux”, можно только гадать, к каким программам это относится. Безответственные заявления SCO испещрены двусмысленными ссылками на “Linux”. В целом им невозможно придать никакого непротиворечивого смысла, но они, по-видимому, обвиняют всю систему GNU/Linux в том, что она скопирована из Unix.

Название GNU расшифровывается как “GNU's Not Unix” (“GNU — не Unix”). Весь смысл разработки системы GNU состоит в том, что она не является Unix. Программы Unix являются и всегда были несвободными в том смысле, что они отказывают своим пользователям в свободе сотрудничества и контроле над их компьютерами. Чтобы применять компьютеры, оставаясь свободными как сообщество, нам была необходима операционная система из свободных программ. У нас не было денег на то, чтобы купить и освободить существующую систему, но навыки для написания новой системы у нас были. Написание GNU было монументальным трудом. Мы проделали его ради свободы — своей и вашей.

Копировать исходный текст Unix не было бы неэтично [1], но это незаконно; наша работа не смогла бы дать пользователям законную свободу сотрудничества, если бы она не была проделана законным образом. Чтобы гарантировать, что мы не скопируем исходный текст Unix и не напишем ничего похожего, мы велели соразработчикам GNU даже не заглядывать в исходные тексты Unix во время разработки программ для GNU. Мы также предложили конструктивные подходы, отличающиеся от конструктивных подходов типичной Unix, чтобы гарантировать, что наши тексты не будут напоминать тексты Unix. Мы делали все возможное, чтобы избежать какого бы то ни было копирования программ Unix, несмотря нашу основную предпосылку, в соответствии с которой запрещать копирование программ нельзя по нравственным соображениям.

Другое орудие запутывания, которым пользуется SCO,— выражение “интеллектуальная собственность”. Это модное, но дурацкое выражение несет очевидную необъективность: что к работам, идеям и названиям правильно относиться как к своего рода собственности. Менее очевиден вред, который оно наносит, подталкивая к упрощенческому мышлению: оно сваливает в одну кучу непохожие законы — авторское право, патенты, товарные знаки и другие — у которых на самом деле мало общего. Это заставляет людей полагать, что эти законы составляют единое целое, “проблему интеллектуальной собственности”, и думать об “этом” — то есть рассуждать на уровне такой широкой абстракции, что конкретные социальные проблемы, поднимаемые этими различными законами, даже невозможно разглядеть. Любое мнение “об интеллектуальной собственности”, таким образом, обречено на то, чтобы быть глупым (более подробное разъяснение путаницы, вызываемой этим выражением, см. в нашем списке слов, которых следует избегать.

В руках пропагандиста повышения власти авторских прав и патентов это выражение — способ предотвращения ясного мышления. В руках кого-то, кто делает угрозы, это выражение — орудие для внесения неясности: “Мы заявляем, что можем засудить вас за что-то, но мы не скажем, за что”.

В настоящем судебном разбирательстве такая неоднозначность привела бы к провалу процесса или даже не дала бы ему начаться. Однако, если целью SCO является потрясти дерево и поглядеть, не посыплются ли деньги, или просто посеять страх, они могут расценивать расплывчатость и таинственность как достоинство.

Я не могу прогнозировать сам процесс “SCO против IBM”: я не знаю, что было в их контракте, я не знаю, что сделали в IBM, и я не юрист. Юрист Фонда свободного программного обеспечения, профессор Моглен, убежден, что компания SCO дала разрешение на применение сообществом программ, которые она распространяла под GNU GPL и другими лицензиями свободных программ в своей версии GNU/Linux.

Однако я могу охватить более широкую проблему таких ситуаций. В сообществе из более чем миллиона разработчиков мы едва ли можем ожидать, что плагиата никогда не будет. Но это не катастрофа; мы отбрасываем этот материал и идем дальше. Если в Linux есть материал, который был внесен без законной санкции, разработчики Linux узнают, каков он, и заменят его. SCO не может пользоваться ни своими авторскими правами, ни своими договорами с конкретными сторонами, чтобы подавить законные вклады тысяч других. Само ядро, Linux, более не существенно: система GNU стала популярной в соединении с Linux, но сегодня она работает также с двумя ядрами BSD и с ядром GNU. Нашему сообществу это не может нанести поражения.

Примечания

  1. Поскольку это утверждение прямо противоречит установившимся взглядам разработчиков несвободных программ, некоторые читатели полагают, что слово “не” было вставлено по ошибке. Это было сделано вполне преднамеренно. Копировать программы не дурно. Дурно не давать другим копировать программы. Таким образом, программы должны быть свободны.

Другие тексты, связанные с SCO.

[Эмблема ФСПО]“Наша задача — сохранение, защита и поддержка свободы использования, изучения, модификации, копирования и распространения компьютерных программ, а также защита прав пользователей свободных программ”.

Фонд свободного программного обеспечения — ведущая организация, ответственная за разработку операционной системы GNU. Поддержите GNU и ФСПО покупкой руководств и других товаров, присоединением к ФСПО в качестве члена-партнера или пожертвованиями, прямо в фонд или по Flattr.

к началу