English [en]   العربية [ar]   български [bg]   català [ca]   čeština [cs]   Deutsch [de]   ελληνικά [el]   español [es]   فارسی [fa]   suomi [fi]   français [fr]   עברית [he]   magyar [hu]   italiano [it]   日本語 [ja]   한국어 [ko]   lietuvių [lt]   Nederlands [nl]   polski [pl]   português do Brasil [pt-br]   русский [ru]   slovenščina [sl]   српски [sr]   svenska [sv]   Türkçe [tr]   українська [uk]  

IX СЛЕТ ХАКЕРОВ  пройдет в Ренне (Франция) с 18 по 20 августа.

Это перевод страницы, написанной на английском языке.

Право прочесть

Ричард Столмен

Эта статья появилась в февральском (1997 года) выпуске Communications of the ACM (том 40, номер 2).


Из Дороги к Тихо, сборника статей о событиях, предшествовавших Лунной революции, опубликованного в Луна-Сити в 2096 году.

Для Дана Хeлберта дорога к Тихо началась в училище — когда Мелисса Ленц попросила одолжить ей его компьютер. Ее компьютер сломался, и если бы она не смогла найти другой, она завалила бы свою курсовую работу. Она не осмеливалась просить никого, кроме Дана.

Это поставило Дана перед дилеммой. Ему необходимо было помочь ей — но если бы он одолжил ей свой компьютер, она могла бы прочесть его книги. Даже если забыть тот факт, что ты мог попасть на много лет в тюрьму за то, что дал читать свои книги кому-то еще, уже сама идея поначалу приводила его в ужас. Его, как и всех, с начальной школы учили, что обмениваться книгами гадко и противно — так делают только пираты.

А шанс, что SPA — Служба охраны программного обеспечения — не сумеет поймать его, был невелик. На занятиях по программированию Дан узнал, что в каждой книге есть средство контроля авторских прав, которое докладывает в Лицензионный центр, когда ее читали, где и кто. (Они пользовались этими сведениями, чтобы отлавливать читающих пиратов, а также чтобы продавать данные о личных интересах магазинам.) Как только его компьютер подключили бы к сети, Лицензионный центр узнал бы об этом. Он как владелец компьютера получил бы самое строгое наказание — за то, что не побеспокоился предотвратить преступление.

Конечно, Мелисса не обязательно собиралась читать его книги. Возможно, компьютер был нужен ей только для того, чтобы написать курсовую. Но Дан знал, что ее семья небогата, и она едва могла оплатить обучение, не говоря уже о плате за чтение. Может быть, его книги были для нее последней возможностью получить образование. Он понимал ее положение; ему самому пришлось залезть в долги, чтобы оплатить все научные статьи, которые он читал. (Десять процентов этих денег переводилось ученым, которые писали эти статьи; поскольку Дан метил в ученые, он мог надеяться, что его собственные научные статьи, если на них будут часто ссылаться, принесут достаточно денег, чтобы вернуть долг.)

Впоследствии Дан узнал, что было время, когда любой мог зайти в библиотеку и почитать статьи в журналах и даже книги, и за это не приходилось платить. Существовали независимые ученые, которые читали тысячи страниц без государственных субсидий на библиотеки. Но в девяностых годах XX века как коммерческие, так и некоммерческие издания начали взимать плату за доступ. К 2047 году публичные библиотеки со свободным доступом к научной литературе стали смутным воспоминанием.

Конечно, были способы обойти SPA и Лицензионный центр. Они сами были незаконны. У Дана был сокурсник по программированию, Френк Мартуччи, который достал запрещенное средство отладки и применял его для обхода программы контроля авторских прав, когда читал книги. Но он рассказал об этом слишком многим знакомым, и один из них сдал его в SPA за вознаграждение (когда студент попал в глубокую долговую яму, его легко подбить на предательство). В 2047 году Френк сидел в тюрьме — не за пиратское чтение, а за то, что у него был отладчик.

Позднее Дан узнал, что было время, когда средства отладки могли быть у любого. Были даже свободные средства отладки, которые можно было получить на компакт-диске или по сети. Но обычные пользователи начали применять их для обхода средств контроля авторских прав, и в конце концов суд постановил, что это стало их основным применением в реальной практике. Это значило, что они незаконны; тех, кто разрабатывал отладчики, отправили в тюрьму.

Программисты, конечно, по-прежнему нуждались в средствах отладки, но в 2047 году поставщики отладчиков распространяли только нумерованные копии и только для официально лицензированных и связанных обязательствами программистов. Отладчик, которым Дан пользовался на занятиях по программированию, держали в специальном окружении, так что им можно было пользоваться только для учебных упражнений.

Можно было также обойти средства контроля авторских прав, установив измененное ядро системы. Дан со временем узнал о свободных ядрах, даже целых свободных операционных системах, которые существовали на рубеже веков. Но они были не только незаконны, как отладчики — их нельзя было установить, даже если они у тебя были, если ты не знал пароля администратора для своего компьютера. А его ты не узнал бы ни от ФБР, ни от службы поддержки Microsoft.

Дан пришел к заключению, что он просто не мог одолжить свой компьютер Мелиссе. Но он не мог отказать ей в помощи, потому что он любил ее. Каждый раз, когда он говорил с ней, он переполнялся восторгом. А раз она попросила о помощи именно его, это могло означать, что и она его любит.

Дан разрешил дилемму, сделав нечто еще более немыслимое: он одолжил ей компьютер и сказал ей свой пароль. Таким образом, если бы Мелисса стала читать его книги, Лицензионный центр подумал бы, что их читает он. Это тоже было преступлением, но SPA не узнал бы об этом автоматически. Они узнали бы, только если бы Мелисса донесла на него.

Конечно, если бы в училище когда-нибудь узнали, что он дал Мелиссе свой пароль, двери училища закрылись бы перед обоими, независимо от того, для чего она использовала пароль. По правилам училища любое вмешательство в их средства контроля пользования компьютерами студентов было основанием для дисциплинарных мер. Неважно, нанес ли ты какой-нибудь вред — нарушением было то, что ты затруднил администраторам проверку твоего поведения. Они считали это признаком того, что ты совершал какие-то другие запрещенные действия, и их не очень интересовало, какие именно.

Студентов обычно не исключали за это — во всяком случае, буквально за это. Вместо этого им закрывали доступ к вычислительным системам училища, а без этого было совершенно невозможно продолжать любые занятия.

Впоследствии Дан узнал, что такого рода правила появились в учебных заведениях в восьмидесятых годах XX века, когда студенты стали широко пользоваться компьютерами. До этого учебные заведения подходили к дисциплине студентов по-другому: они наказывали за то, что было вредно, а не за то, что просто вызывало подозрения.

Мелисса не донесла на Дана в SPA. Его решение помочь ей привело к тому, что они поженились, а также поставило перед ними вопрос о том, что им в детстве говорили о пиратстве. Супруги стали читать об истории авторского права, о Советском Союзе с его запретами на копирование и даже о первоначальной Конституции Соединенных Штатов. Они переехали на Луну, где они нашли других людей, которые тоже улетели туда, чтобы длинные руки SPA не могли их достать. Когда в 2062 году началось восстание в Тихо, всеобщее право прочесть быстро стало одной из его основных целей.

Примечания автора

  • Этот рассказ — предположительно статья по истории, написанная в будущем кем-то другим и описывающая молодость Дана Хелберта в обществе угнетения, сформированном темными силами, которые употребляют слово “пират” в пропаганде. Статья пользуется выражениями этого общества. Я попытался развить мысль, чтобы это выглядело еще более жестко. См. “пиратство”.
  • Компьютерные ограничения на передачу или чтение книг (и других видов опубликованных работ) известны как DRM, это сокращение “Digital Restrictions Management (цифровое управление ограничениями)”. Чтобы уничтожить его, Фонд свободного программного обеспечения организовал кампанию Дефект гарантирован. Мы просим вас о поддержке.

  • Следующее примечание со времени первой публикации рассказа несколько раз обновлялось.

    Битва за право прочесть уже идет. Хотя, возможно, потребуется 50 лет для того, чтобы наши прежние свободы ушли в небытие, большинство конкретных репрессивных законов и методов, описанных выше, уже были предложены; некоторые законы вступили в силу в США и других странах. В США Закон об авторском праве цифрового тысячелетия (DMCA) в 1998 году дал явную государственную поддержку компьютерным ограничениям, известным как DRM, сделав распространение программ, которые могут вламывать DRM, преступлением. Европейский союз наложил сходные ограничения в директиве 2001 года об авторском праве, но далеко не в такой жесткой форме.

    США выступают за навязывание таких правил остальному миру с помощью так называемых договоров о “свободной торговле”. Лучше для них подходит название договоры о гегемонии предпринимательства, поскольку они составлены так, чтобы дать предпринимателям господство над номинально демократичными государствами. Положение DMCA о том, что программы, которые взламывают цифровое управление ограничениями, преступны, представляет только одно из несправедливых правил, которые эти договоры навязывают во многих сферах деятельности.

    США навязала требования DMCA Австралии, Панаме, Колумбии, а также Южной Корее с помощью двусторонних договоров, а таким странам, как Коста-Рика, с помощью другого договора, CAFTA. Обама поднял кампанию на новый уровень двумя новыми проектами договоров, TPP и TTIP. TPP навязал бы DMCA, вместе со многими другими несправедливостями, 12 странам Тихоокеанского региона. TTIP навязал бы подобные же путы Европе. Американцы должны требовать от своих представителей в Конгрессе отразить попытки одобрить TPP в сессии, проводимой напоследок теми, кто не прошел на следующий срок после выборов 2016 года.

    Относительно Windows Vista Microsoft признала, что в систему встроена лазейка: Microsoft может пользоваться ею, чтобы принудительно устанавливать программные “обновления”, даже если пользователь считает их ухудшениями. Компания может также приказать всем машинам, работающим под управлением Vista, отказаться работать с определенным драйвером устройства. Vista зажимала пользователей главным образом для того, чтобы навязать цифровое управление ограничениями, с которым пользователи не смогут справиться.

    Даже Консорциум Всемирной паутины попал в сети индустрии авторского права; он движется к одобрению системы цифрового управления ограничениями как официальной части спецификаций Всемирной паутины.

    В несвободных программах зачастую бывают разнообразные несправедливые особенности, что поддерживает заключение о том, что несвободной программе никогда нельзя доверять. Мы настаиваем исключительно на свободных программах и отвергаем несвободные.

    Одна из идей рассказа не предлагалась в реальности до 2002 года. Это идея о том, что ФБР и Microsoft будут хранить пароли системного администратора ваших персональных компьютеров и не допустят, чтобы они были у вас.

    На раннем этапе сторонники этой схемы предлагали такие названия, как “доверенные вычисления” и “Палладий”, но то, что в конечном счете стали применять на практике, называется “безопасной загрузкой”.

    То, что хранит Microsoft — не совсем пароль в традиционном смысле; никто никогда не вводит его с терминала. В отличие от обычного пароля это подпись и ключ шифра, соответствующий второму ключу, который хранится на вашем компьютере. Это позволяет Microsoft и в принципе любым сайтам Интернета, которые сотрудничают с Microsoft, полностью контролировать то, что пользователь может делать на своем собственном компьютере. Microsoft, вероятно, пользуется этим контролем от имени ФБР, когда компанию об этом просят: она уже показывает НАБ недочеты в защите Windows, чтобы агентство их эксплуатировало.

    Безопасную загрузку можно реализовать так, чтобы пользователю было разрешено указывать ключ для подписей и решать, какие программы подписывать. На практике в персональных компьютерах, спроектированные под Windows 10, есть только ключ Microsoft, и то, может ли владелец машины установить любую другую операционную систему (такую как GNU/Linux), определяет Microsoft. Мы называем это ограниченной загрузкой.

    В 1997 году, когда этот рассказ был впервые опубликован, SPA угрожала мелким операторам связи, предоставлявшим доступ в Интернет, требуя, чтобы они разрешили SPA наблюдать за всеми пользователями. Большинство операторов подчинилось перед лицом угрозы, потому что они не могли позволить себе защиту в суде. Один из операторов, Community ConneXion в Окленде, штат Калифорния, отказался выполнить требование, и на него подали в суд. Впоследствии SPA отказалась от преследования, но DMCA дал ей власть, которой она добивалась.

    На смену SPA, что на самом деле расшифровывается как “Ассоциация издателей программ” {2}, в ее роли полицейского пришел Деловой программный альянс (BSA) {3}. BSA не является сегодня официальной полицейской структурой; неофициально, он действует как таковая. Применяя методы, напоминающие былой Советский Союз, он приглашает людей доносить на своих сотрудников и знакомых. В ходе кампании террора, проводившейся BSA в Аргентине в 2001 году, выдвигались слегка прикрытые угрозы насилия в тюрьме над людьми, обменивавшимися программами.

    Правила безопасности учебного заведения, описанные выше, не выдуманы. Например, компьютер одного из университетов в районе Чикаго демонстрировал при входе в систему такое сообщение:

    Эта система предназначена для использования только уполномоченными пользователями. Вся деятельность лиц, пользующиеся этой вычислительной системой без разрешения или сверх разрешенных им пределов, на этой системе подлежит наблюдению и записи персоналом системы. В ходе наблюдения за лицами, ненадлежащим образом пользующимися этой системой, или в ходе регламентных работ над системой, за деятельностью уполномоченного пользователя также может вестись наблюдение. Всякий, пользующийся этой системой, явным образом соглашается на такое наблюдение и извещается, что если в процессе такого наблюдения вскроются возможные свидетельства незаконной деятельности или нарушения правил Университета, то персонал системы может предоставить такое наблюдение в качестве свидетельства руководству Университета и/или должностным лицам, в обязанности которых входит охрана правопорядка.

    Это интересный подход к Четвертой поправке: оказывать на всех подряд давление, чтобы они заранее соглашались отказаться от своих прав, предоставляемых этой поправкой.

Плохие новости

Битва за право прочесть уже разыгрывается. Враг организован, а мы — нет, так что в этом мы слабее.

Нынешние коммерческие электронные книги упраздняют традиционные свободы читателей. Продукт Amazon для чтения электронных книг, который я называю “Amazon Swindle (надувательство Amazon)” из-за того, что он спроектирован так, чтобы обманом лишать читателей традиционных свобод читателей книг, работает под управлением программ, в которых были продемонстрированы несколько оруэлловских черт. Любой из них достаточно, чтобы полностью отказаться от этого продукта:

При распространении Amazon также угнетает пользователей. Устройство идентифицирует пользователя и записывает, какие книги пользователь получает. Оно также требует, чтобы пользователи соглашались на антиобщественный контракт, по которому они не должны обмениваться копиями с другими. Моя совесть говорит мне, что если бы я согласился на такой контракт, то меньшим злом было бы нарушить его и все равно обмениваться копиями; однако чтобы быть полностью чистыми, нам прежде всего не следует соглашаться на такое.

Если мы хотим прекратить плохие новости и создавать какие-то хорошие новости, нам нужно организовываться и бороться. Кампания ФСПО “Дефект гарантирован” положила этому начало; подпишитесь на список рассылки кампании, чтобы поддержать ее. И присоединяйтесь к ФСПО, чтобы помочь нашей работе.

Ссылки


Этот очерк публикуется в сборнике Свободные программы, свободное общество: избранные очерки Ричарда М. Столмена

Другие тексты по теме

Примечания переводчиков

  1. Consume But Don't Try Programming Act
  2. Software Publishers Association
  3. Business Software Alliance

[Эмблема ФСПО]“Наша задача — сохранение, защита и поддержка свободы использования, изучения, модификации, копирования и распространения компьютерных программ, а также защита прав пользователей свободных программ”.

Фонд свободного программного обеспечения — ведущая организация, ответственная за разработку операционной системы GNU. Поддержите GNU и ФСПО покупкой руководств и других товаров, присоединением к ФСПО в качестве члена-партнера или пожертвованиями, прямо в фонд или по Flattr.

к началу