English [en]   español [es]   français [fr]   Nederlands [nl]   polski [pl]   русский [ru]  

Это перевод страницы, написанной на английском языке.

Не позволяйте “интеллектуальной собственности” вить веревки из вашей этики

Ричард Столмен
09 июня 2006 года

Большинство лицензий свободных программ основано на авторском праве. Для этого есть веский довод: авторское право гораздо более унифицировано между странами, чем другой возможный вариант, контрактное право.

Есть другой довод, чтобы не применять контрактное право: это потребовало бы, чтобы каждый распространитель получал формальное согласие пользователя перед поставкой копии. Вручить кому-нибудь компакт-диск, не получив предварительно его подписи, было бы запрещено. Что за головная боль!

В странах вроде Китая, где авторское право обычно не соблюдается, у нас действительно тоже могут быть проблемы с правовой охраной лицензионных соглашений свободных программ, как утверждает Хитер Микер в своей недавней колонке LinuxInsider “ Только в Америке? Авторское право и глобальная модель свободных программ”.

Однако это не повод для того, чтобы требовать усиления авторско-правового режима в Китае. Хотя мы решили применять его для защиты свободы людей, мы должны сознавать, что в основном оно будет применяться такими, как Microsoft, Disney и Sony, чтобы отобрать ее.

Как ни странно, мы могли бы охранять авторские права в Китае успешнее, чем Microsoft, Disney и Sony — потому что того, чего мы хотим, добиться легче.

Компания Disney хотела бы покончить с полуподпольными организациями, продающими точные копии. У свободных программ, независимо от того, какой в точности лицензией они пользуются, такого рода копирование законно. Что мы хотим предупредить, когда лицензия свободной программы — GNU GPL,— это выпуск несвободных программных продуктов, основанных на наших программах. Этот род злоупотреблений опаснее всего, когда его проводят крупные широко известные компании, а они представляют более легкую мишень для иска. Так что охрана GPL в Китае — не безнадежное занятие, хотя это и не просто.

Никакой китайской прачечной

Тем не менее утверждение Микер, что это приводит к мировой проблеме, просто абсурдно. Вы не можете “отмыть” материал, авторские права на который охраняются в США, протащив его через Китай, как ей следовало бы знать.

Если кто-то нарушает GNU GPL, распространяя несвободную модификацию GCC в США, не будет никакой разницы от того, что она была получена или модифицирована в Китае. Авторское право США будет охраняться точно так же.

Хотя это заблуждение может показаться центральной идеей статьи Микер, оно таковой не является. Настоящая центральная идея статьи — перспективы, вложенные в ее употребление слов “интеллектуальная собственность”. Она щедро употребляет это выражение, как будто оно относится к чему-то единому — чему-то, о чем есть смысл говорить или думать. Если вы этому верите, вы приняли скрытое предположение статьи.

Расплывчатый язык

Иногда Микер перескакивает с “интеллектуальной собственности” на “авторское право” и обратно, как будто это два названия одного и того же. Иногда она перескакивает с “интеллектуальной собственности” на патенты и обратно, как будто это два названия одного и того же. Изучив эти два раздела права, Микер знает, что они во многом различны; все, что у них есть общего — это грубый контур их формы.

Другие законы “интеллектуальной собственности” не обладают даже этим сходством. Предположение, что с ними можно можно обращаться, как с одним и тем же, приводит к принципиальным заблуждениям.

Рука об руку с выражением “интеллектуальная собственность” идет ложное понимание того, для чего существуют эти законы. Микер говорит об “этике” “интеллектуальной собственности”, которая существует в США, потому что “интеллектуальная собственность заложена в Конституции”. Это — мать всех ошибок.

Что в действительности есть в Конституции США? Она не упоминает об “интеллектуальной собственности” и не говорит ничего о большинстве законов, которые охватывает это выражение. Там рассматриваются только два из них — авторское и патентное право.

Что же Конституция говорит о них? В чем ее этика? Ничего подобного “этике интеллектуальной собственности”, которую представляет себе Микер.

Отказ исполнения

На самом деле Конституция говорит, что авторское и патентное право факультативны. Они могут не существовать. Она говорит, что если они все-таки существуют, то их назначение — служить на благо общества: содействовать прогрессу, создавая искусственные стимулы.

Это не права, которыми обладают их владельцы; это искусственные привилегии, которые мы могли бы хотеть, а могли бы не хотеть раздавать, чтобы поощрить людей делать то, что мы находим полезным.

Это мудрая политика. Слишком плохой конгресс — который должен проводить это в жизнь согласно нашим интересам — принимает приказы от Голливуда и Microsoft, а не от нас.

Если вы цените мудрость Конституции США, не пускайте “интеллектуальную собственность” в свою этику, не позволяйте миму [1] “интеллектуальной собственности” заразить ваше сознание.

Говоря практически, у законов об авторском праве, патентах и товарных знаках только одна общая черта: каждый из них легитимен только до тех пор, пока он служит общественным интересам. Ваша заинтересованность в своей свободе — часть общественных интересов, которым они должны служить.

Примечания переводчиков

  1. Мим — идея как нечто размножающееся и распространяющееся от одного индивидуума к другому.

[Эмблема ФСПО]“Наша задача — сохранение, защита и поддержка свободы использования, изучения, модификации, копирования и распространения компьютерных программ, а также защита прав пользователей свободных программ”.

Фонд свободного программного обеспечения — ведущая организация, ответственная за разработку операционной системы GNU. Поддержите GNU и ФСПО покупкой руководств и других товаров, присоединением к ФСПО в качестве члена-партнера или пожертвованиями, прямо в фонд или по Flattr.

к началу