English [en]   català [ca]   Česky [cs]   español [es]   français [fr]   italiano [it]   Nederlands [nl]   polski [pl]   русский [ru]  

Это перевод страницы, написанной на английском языке.

Патентной реформы не достаточно

Когда люди впервые узнают о проблеме патентов на программы, их внимание нередко привлекают выдающиеся примеры: патенты на приемы, которые уже широко известны. Эти приемы включают сортировку набора формул таким образом, что никакая переменная не используется до того, как будет вычислено ее значение (так называемый “естественный порядок вычислений” в программах табличных вычислений), и применение “исключающего или” для изменения содержимого видеопамяти.

Сосредоточение на этих примерах ведет к тому, что некоторые не обращают внимания на остальную часть проблемы. Они принимают позицию, согласно которой патентная система в основе своей верна и нуждается только в “реформах”, чтобы ее же правила применялись должным образом.

Но решила ли бы в действительности правильная реализация проблему патентов на программы? Давайте рассмотрим один пример.

В начале девяностых мы крайне нуждались в новой свободной программе для сжатия, потому что старый стандарт де-факто — программа “compress” — была отнята у нас патентами. В апреле 1991 года разработчик программ Росс Уильямс начал публиковать ряд программ для сжатия данных, применяющих новые алгоритмы его собственной разработки. Вскоре их превосходное быстродействие и качество сжатия привлекли пользователей.

В сентябре, когда примерно за неделю до того, как ФСПО собирался выпустить одну из них в качестве новой основной программы сжатия файлов нашего дистрибутива, применение этих программ в Соединенных Штатах было приостановлено нововыданным патентом номер 5049881.

По правилам патентной системы то, разрешено ли обществу пользоваться этими программами (т. е. ничтожен ли патент), зависит от того, есть ли “новизна”: была ли основная идея опубликована до подачи заявки на патент, что произошло 18 июня 1990 года. Публикация Уильямса в апреле 1991 года была после этой даты, так что она в счет не шла.

Один студент описал подобный алгоритм в 1988—1989 годах в учебной работе в Университете Сан-Франциско, но работа не была опубликована. Так что по действующим правилам это тоже не влияет на приоритет.

Реформы с целью заставить патентную систему работать “должным образом” не предотвратили бы этой проблемы. По правилам патентной системы получается, что этот патент действителен. Он обладает новизной. Он далеко не очевиден в терминах патентной системы. (Как и большинство патентов, он не переворачивает весь мир, но и не тривиален; он лежит где-то посредине.) Виноваты сами правила, а не то, как их применяют.

В правовой системе США патенты рассматриваются как сделка между обществом и отдельными лицами; считается, что общество должно выигрывать от раскрытия приемов, которые в противном случае были бы недоступны. Ясно, что выдачей патента номер 5049881 общество не выиграло ничего. Эта техника так или иначе стала бы доступной. Показать, что несколько людей пришли к ней примерно в одно и то же время, довольно легко.

Согласно действующим правилам, наша возможность применения программ Уильямса зависит от того, довелось ли кому-нибудь опубликовать эту же идею до 18 июня 1990 года. Другими словами, это зависит от везения. Эта система хороша для развития судебной практики, а не для прогресса программного обеспечения.

Приучив Патентное бюро рассматривать существующий уровень техники более подробно, можно было бы предотвратить некоторые возмутительные ошибки. Но этим нельзя устранить более серьезную проблему — патентование каждого нового трюка, применяемого с компьютерами, подобного тому, который Уильямс и другие разработали независимо друг от друга.

Это превратит программное обеспечение в минное поле. Даже инновационная программа, как правило, пользуется десятками не совсем новых приемов и особенностей, каждая из которых могла бы быть запатентована. Наша возможность применять каждый трюк будет зависеть от везения, и если нам не повезет в половине случаев, то мало программ избежит нарушения большого количества патентов. Прокладывать путь в лабиринте патентов будет труднее, чем писать программы. По словам еженедельника Экономист, патенты на программы просто вредны для предпринимательства.

Какую помощь вы можете оказать

В Европе проводится массовая работа по борьбе с патентами на программы. Поддержите, пожалуйста, эту петицию за Европу, свободную от патентов на программы, и посетите сайт FFII, где подробно рассказано о том, как вы можете помочь.

[Эмблема ФСПО]“Наша задача — сохранение, защита и поддержка свободы использования, изучения, модификации, копирования и распространения компьютерных программ, а также защита прав пользователей свободных программ”.

Фонд свободного программного обеспечения — ведущая организация, ответственная за разработку операционной системы GNU. Поддержите GNU и ФСПО покупкой руководств и других товаров, присоединением к ФСПО в качестве члена-партнера или пожертвованиями, прямо в фонд или по Flattr.

к началу