English [en]   العربية [ar]   български [bg]   Deutsch [de]   ελληνικά [el]   español [es]   français [fr]   hrvatski [hr]   italiano [it]   日本語 [ja]   മലയാളം [ml]   polski [pl]   português do Brasil [pt-br]   русский [ru]   українська [uk]   简体中文 [zh-cn]  

Благодаря вам ФСПО в 2015 году стукнет 30! В будущем мы хотим делать еще больше для защиты прав пользователей компьютеров. Для старта в этом направлении мы ставим беспрецедентную цель собрать к 31 января 525000 долларов.

525к$
26% (138к)
Я в игре

Это перевод страницы, написанной на английском языке.

Избегать разрушительных компромиссов

“Двадцать пять лет назад, 27 сентября 1983 года, я объявил о плане создать полностью свободную операционную систему под названием GNU, что означает ‘GNU is not Unix (GNU — это не Unix)’. К двадцать пятой годовщине системы GNU я написал эту статью о том, как наше сообщество может избегать разрушительных компромиссов. Кроме отказа от таких компромиссов, у вас есть еще много способов помочь GNU и свободным программам. Один из простейших способов — присоединиться к Фонду свободного программного обеспечения в качестве члена-партнера.”Ричард Столмен

Ричард Столмен

Цель движения за свободное программное обеспечение — социальная перемена: сделать все программное обеспечение свободным, чтобы все пользователи программ были свободны и могли быть частью сообщества взаимопомощи. Каждая несвободная программа дает своему разработчику несправедливую власть над пользователями. Наша цель — положить конец этой несправедливости.

Путь к свободе — долгий путь. Он потребует многих шагов и многих лет, чтобы прийти к миру, в котором для пользователя программ быть свободным — это обычное дело. Некоторые из этих шагов трудны и требуют жертв. Некоторые из них становятся легче, если мы идем на компромисс с людьми, у которых другие цели.

Таким образом, Фонд свободного программного обеспечения идет на компромиссы — даже на крупные. Например, мы пошли на компромисс в патентных требованиях в версии 3 Стандартной общественной лицензии GNU (GNU GPL), чтобы крупные компании помогали развивать и распространяли программы под этой лицензией и таким образом подводили некоторые патенты под действие этих требований.

Назначение “Меньшей GPL” (LGPL) — компромисс: мы применяем ее для избранных свободных библиотек, чтобы разрешить применять их в несвободных программах, потому что мы думаем, что юридический запрет на это только переводил бы разработчиков на несвободные библиотеки. Мы допускаем и закладываем функции в программы GNU, чтобы они работали с распространенными несвободными программами, и мы пишем в руководствах и ставим людей в известность об этом так, чтобы поощрить пользователей последних устанавливать первые, но не наоборот. Мы поддерживаем конкретные кампании, с которыми мы согласны, даже если мы не полностью согласны с группами, проводящими их.

Но мы отказываемся от определенных компромиссов, даже если многие в нашем сообществе хотят пойти на них. Например, мы одобряем только те дистрибутивы GNU/Linux, у которых есть политика не включать несвободные программы и не побуждать пользователей устанавливать их. Одобрять несвободные дистрибутивы было бы разрушительным компромиссом.

Компромисс разрушителен, если он в конечном итоге работает против наших целей. Это может случиться как на уровне идей, так и на уровне действий.

На уровне идей разрушительный компромисс — тот, который утверждает предпосылки, которые мы стремимся изменить. Наша цель — мир, в котором пользователи программ свободны, но до сих пор большинство пользователей компьютеров даже не воспринимают вопрос свободы как проблему. Они приняли “потребительские” ценности, а это значит, что они судят о любой программе только по таким практическим характеристикам, как цена и удобство.

Классический самоучитель Дейла Карнеги “Как завоевывать друзей и влиять на людей” говорит, что самый эффективный способ убедить кого-либо сделать что-либо — это представить аргументы, взывающие к его ценностям. У нас есть способы воззвать к потребительским ценностям, характерным для нашего общества. Например, свободные программы, получаемые бесплатно, могут сберечь деньги пользователя. Кроме того, многие свободные программы удобны и надежны. Упоминание об этих практических ценностях сумело убедить многих пользователей освоить различные свободные программы, некоторые из которых сейчас пользуются большим успехом.

Если получить как можно больше пользователей свободных программ — это все, что вам нужно, можно было бы решить обходить молчанием концепцию свободы и концентрироваться только на практических достоинствах, которые имеют смысл в терминах потребительских ценностей. Это то, что делает термин “открытый исходный текст” и связанные с ним лозунги.

С этим подходом мы можем пройти только часть пути к цели свободы. Те, кто пользуется свободными программами только потому, что это удобно, будут привержены к ним только до тех пор, пока они будут удобны. У них не будет причин не пользоваться вместе с тем удобными несвободными программами.

Философия открытого исходного текста предполагает и взывает к потребительским ценностям, а это укрепляет и утверждает их. Вот почему мы не поддерживаем открытый исходный текст.

Чтобы организовать свободное сообщество полностью и на продолжительное время, нам надо делать больше, чем приобретать новых пользователей свободных программ. Нам надо распространять идею оценки программ (и других вещей) на основе “гражданских ценностей”, на основе того, уважают ли они свободу и сообщество пользователей, а не только в терминах удобства. Тогда люди не попадут в западню несвободной программы, привлеченные заманчивой удобной особенностью.

Чтобы содействовать укреплению в обществе гражданских ценностей, нам нужно говорить о них и показывать, как они ложатся в основу наших действий. Мы должны отказаться от компромисса Дейла Карнеги, который повлиял бы на их действия одобрением их потребительских ценностей.

Мы не хотим сказать, что мы совсем не можем упоминать о практических достоинствах — мы можем и мы делаем это. Это становится проблемой, только когда практические достоинства выходят на передний план и выталкивают свободу за кулисы. Таким образом, когда мы упоминаем о практических достоинствах свободных программ, мы часто повторяем, что это только дополнительные, вторичные причины для того, чтобы предпочитать их.

Недостаточно, чтобы наши слова соответствовали нашим идеалам; наши действия тоже должны им соответствовать. Так что мы должны также избегать компромиссов, в процессе которых совершается или узаконивается то, что мы стремимся искоренить.

Например, опыт показывает, что можно привлечь больше пользователей к системе GNU/Linux, если включить некоторые несвободные программы. Это может быть изящное несвободное приложение, вид которого понравится некоторым пользователям, или несвободная платформа программирования, такая, как Java (в прошлом) или Flash runtime (до сих пор), или несвободный драйвер устройства, который обеспечивает поддержку определенных моделей аппаратуры.

Эти компромиссы заманчивы, но они подрывают цель. Если вы распространяете несвободные программы или указываете людям на них, вам будет трудно сказать: “Несвободные программы — это несправедливость, это социальная проблема, и мы должны положить им конец”. И если даже вы будете продолжать говорить эти слова, ваши действия будут подрывать их.

Здесь вопрос не в том, должна ли людям быть дана возможность или позволение устанавливать несвободные программы; система общего назначения дает возможность и позволяет пользователям делать, что им угодно. Вопрос — в том, рекомендуем ли мы пользователям несвободные программы. За то, что делают они, ответственность лежит на них; за то, что делаем для них и к чему направляем их мы,— на нас. Мы не должны направлять пользователей к несвободным программам так, как будто это было бы решение, потому что несвободные программы — это проблема.

Разрушительный компромисс — это не только плохое влияние на окружающих. Он может расшатать и ваши ценности посредством когнитивного диссонанса. Если у вас есть определенные ценности, но ваши действия подразумевают другие, противоречащие ценности, вы, вероятно, измените свои ценности или свои действия так, чтобы разрешить противоречие. Таким образом, проекты, аргументы которых основаны на практических достоинствах, или которые направляют людей к каким-нибудь несвободным программам, почти всегда боятся даже поставить вопрос о том, что несвободные программы неэтичны. Для своих участников, так же как для общественности, они утверждают потребительские ценности. Мы должны отказаться от этих компромиссов, если мы не желаем, чтобы наши ценности искажались.

Если вы хотите перейти на свободные программы, не жертвуя целями свободы, загляните в раздел ресурсов фонда. Там перечислены аппаратура и конфигурации ЭВМ, которые работают со свободными программами, полностью свободные дистрибутивы GNU/Linux и тысячи пакетов свободных программ, которые работают в стопроцентно свободной программной среде. Если вы хотите помочь сообществу оставаться на пути к свободе, один из важных способов — открыто поддерживать гражданские ценности. Когда обсуждают, что хорошо, а что — плохо, или что делать, апеллируйте к ценностям свободы и сообщества и аргументируйте свою позицию исходя из них.

Путь, который позволит вам идти быстрее, не будет лучше, если он ведет не туда. Компромисс важен для достижения большой цели, но опасайтесь компромиссов, которые от цели уводят.


Подобный аспект в другой сфере жизни описан в статье “‘Подталкивать’ недостаточно”.

[Эмблема ФСПО]“Наша задача — сохранение, защита и поддержка свободы использования, изучения, модификации, копирования и распространения компьютерных программ, а также защита прав пользователей свободных программ”.

Фонд свободного программного обеспечения — ведущая организация, ответственная за разработку операционной системы GNU. Поддержите GNU и ФСПО покупкой руководств и других товаров, присоединением к ФСПО в качестве члена-партнера или пожертвованиями, прямо в фонд или по Flattr.

к началу