English [en]   العربية [ar]   български [bg]   català [ca]   Česky [cs]   Deutsch [de]   español [es]   فارسی [fa]   suomi [fi]   français [fr]   עברית [he]   magyar [hu]   italiano [it]   日本語 [ja]   한국어 [ko]   Nederlands [nl]   polski [pl]   português do Brasil [pt-br]   русский [ru]   slovenščina [sl]   српски [sr]   svenska [sv]   Türkçe [tr]   українська [uk]  

Это перевод страницы, написанной на английском языке.

Право прочесть

Ричард Столмен

Присоединяйтесь к нашему списку рассылки об опасностях электронных книг.

Эта статья появилась в февральском (1997 года) выпуске Communications of the ACM (том 40, номер 2).

Из Дороги к Тихо, сборника статей о событиях, предшествовавших Лунной революции, опубликованного в Луна-Сити в 2096 году.

Для Дана Хeлберта дорога к Тихо началась в училище — когда Мелисса Ленц попросила одолжить ей его компьютер. Ее компьютер сломался, и если бы она не смогла найти другой, она завалила бы свою курсовую работу. Она не осмеливалась просить никого, кроме Дана.

Это поставило Дана перед дилеммой. Ему необходимо было помочь ей — но если бы он одолжил ей свой компьютер, она могла бы прочесть его книги. Даже если забыть тот факт, что ты мог попасть на много лет в тюрьму за то, что дал читать свои книги кому-то еще, уже сама идея поначалу приводила его в ужас. Его, как и всех, с начальной школы учили, что обмениваться книгами гадко и противно — так делают только пираты.

А шанс, что SPA — Служба охраны программного обеспечения — не сумеет поймать его, был невелик. На занятиях по программированию Дан узнал, что в каждой книге есть средство контроля авторских прав, которое докладывает в Лицензионный центр, когда ее читали, где и кто. (Они пользовались этими сведениями, чтобы отлавливать читающих пиратов, а также чтобы продавать данные о личных интересах магазинам.) Как только его компьютер подключили бы к сети, Лицензионный центр узнал бы об этом. Он как владелец компьютера получил бы самое строгое наказание — за то, что не побеспокоился предотвратить преступление.

Конечно, Мелисса не обязательно собиралась читать его книги. Возможно, компьютер был нужен ей только для того, чтобы написать курсовую. Но Дан знал, что ее семья небогата, и она едва могла оплатить обучение, не говоря уже о плате за чтение. Может быть, его книги были для нее последней возможностью получить образование. Он понимал ее положение; ему самому пришлось залезть в долги, чтобы оплатить все научные статьи, которые он читал. (Десять процентов этих денег переводилось ученым, которые писали эти статьи; поскольку Дан метил в ученые, он мог надеяться, что его собственные научные статьи, если на них будут часто ссылаться, принесут достаточно денег, чтобы вернуть долг.)

Впоследствии Дан узнал, что было время, когда любой мог зайти в библиотеку и почитать статьи в журналах и даже книги, и за это не приходилось платить. Существовали независимые ученые, которые читали тысячи страниц без государственных субсидий на библиотеки. Но в девяностых годах XX века как коммерческие, так и некоммерческие издания начали взимать плату за доступ. К 2047 году публичные библиотеки со свободным доступом к научной литературе стали смутным воспоминанием.

Конечно, были способы обойти SPA и Лицензионный центр. Они сами были незаконны. У Дана был сокурсник по программированию, Френк Мартуччи, который достал запрещенное средство отладки и применял его для обхода программы контроля авторских прав, когда читал книги. Но он рассказал об этом слишком многим знакомым, и один из них сдал его в SPA за вознаграждение (когда студент попал в глубокую долговую яму, его легко подбить на предательство). В 2047 году Френк сидел в тюрьме — не за пиратское чтение, а за то, что у него был отладчик.

Позднее Дан узнал, что было время, когда средства отладки могли быть у любого. Были даже свободные средства отладки, которые можно было получить на компакт-диске или по сети. Но обычные пользователи начали применять их для обхода средств контроля авторских прав, и в конце концов суд постановил, что это стало их основным применением в реальной практике. Это значило, что они незаконны; тех, кто разрабатывал отладчики, отправили в тюрьму.

Программисты, конечно, по-прежнему нуждались в средствах отладки, но в 2047 году поставщики отладчиков распространяли только нумерованные копии и только для официально лицензированных и связанных обязательствами программистов. Отладчик, которым Дан пользовался на занятиях по программированию, держали в специальном окружении, так что им можно было пользоваться только для учебных упражнений.

Можно было также обойти средства контроля авторских прав, установив измененное ядро системы. Дан со временем узнал о свободных ядрах, даже целых свободных операционных системах, которые существовали на рубеже веков. Но они были не только незаконны, как отладчики — их нельзя было установить, даже если они у тебя были, если ты не знал пароля администратора для своего компьютера. А его ты не узнал бы ни от ФБР, ни от службы поддержки Microsoft.

Дан пришел к заключению, что он просто не мог одолжить свой компьютер Мелиссе. Но он не мог отказать ей в помощи, потому что он любил ее. Каждый раз, когда он говорил с ней, он переполнялся восторгом. А раз она попросила о помощи именно его, это могло означать, что и она его любит.

Дан разрешил дилемму, сделав нечто еще более немыслимое: он одолжил ей компьютер и сказал ей свой пароль. Таким образом, если бы Мелисса стала читать его книги, Лицензионный центр подумал бы, что их читает он. Это тоже было преступлением, но SPA не узнал бы об этом автоматически. Они узнали бы, только если бы Мелисса донесла на него.

Конечно, если бы в училище когда-нибудь узнали, что он дал Мелиссе свой пароль, двери училища закрылись бы перед обоими, независимо от того, для чего она использовала пароль. По правилам училища любое вмешательство в их средства контроля пользования компьютерами студентов было основанием для дисциплинарных мер. Неважно, нанес ли ты какой-нибудь вред — нарушением было то, что ты затруднил администраторам проверку твоего поведения. Они считали это признаком того, что ты совершал какие-то другие запрещенные действия, и их не очень интересовало, какие именно.

Студентов обычно не исключали за это — во всяком случае, буквально за это. Вместо этого им закрывали доступ к вычислительным системам училища, а без этого было совершенно невозможно продолжать любые занятия.

Впоследствии Дан узнал, что такого рода правила появились в учебных заведениях в восьмидесятых годах XX века, когда студенты стали широко пользоваться компьютерами. До этого учебные заведения подходили к дисциплине студентов по-другому: они наказывали за то, что было вредно, а не за то, что просто вызывало подозрения.

Мелисса не донесла на Дана в SPA. Его решение помочь ей привело к тому, что они поженились, а также поставило перед ними вопрос о том, что им в детстве говорили о пиратстве. Супруги стали читать об истории авторского права, о Советском Союзе с его запретами на копирование и даже о первоначальной Конституции Соединенных Штатов. Они переехали на Луну, где они нашли других людей, которые тоже улетели туда, чтобы длинные руки SPA не могли их достать. Когда в 2062 году началось восстание в Тихо, всеобщее право прочесть быстро стало одной из его основных целей.

Примечание автора

[Это примечание обновлялось несколько раз со времени первой публикации рассказа.]

Право прочесть — это право, сражение за которое ведется сегодня. Хотя, возможно, потребуется 50 лет для того, чтобы перейти от жизни, которой мы живем сегодня, к полному мраку, большинство конкретных законов и методов, описанных выше, уже были предложены; многие законы вступили в силу в США и других странах. В США Закон об авторском праве цифрового тысячелетия (DMCA) в 1998 году заложил юридические основания для того, чтобы ограничивать чтение и передачу на время компьютеризованных книг (а также других работ). Европейский союз наложил сходные ограничения в директиве 2001 года об авторском праве. Во Франции по закону DADVSI, принятому в 2006 году, простое владение копией DeCSS, свободной программы для расшифровки видео на DVD, является преступлением.

В 2001 году сенатор Холлингс, оплачиваемый компанией Disney, предложил проект закона под названием SSSCA, который потребовал бы, чтобы на каждом новом компьютере были средства ограничения копирования, которые пользователь не мог бы обойти. Вместе с набором микросхем Clipper и тому подобными предложениями правительства США по депонированию ключей это выявляет долгосрочную тенденцию: вычислительные системы выпускают такими, чтобы они давали кому-то дальнему, облеченному властью, все больший контроль над людьми, которые на самом деле пользуются вычислительной системой. SSSCA впоследствии был переименован в CBDTPA, что расшифровывалось как “Потребляй, но не вздумай программировать” {1}.

Вскоре после этого Республиканская партия получила большинство в Сенате США. Они менее тесно связаны с Голливудом, чем демократы, так что они не проталкивали эти предложения. Теперь, когда демократы опять у власти, опасность снова возросла.

В 2001 году США начали пытаться воспользоваться предложенным Договором об американской свободной торговой зоне (FTAA), чтобы навязать эти же правила всем странам в Западном полушарии. FTAA — один из так называемых договоров о свободной торговле, которые в действительности составлены, чтобы дать деловым кругам больше власти над правительствами демократических государств; навязывание законов, подобных DMCA, вполне отвечает духу этих договоров. Договор FTAA по существу был уничтожен Лулой, президентом Бразилии, который отверг требование о DMCA и другие требования.

С тех пор США навязали подобные требования таким странам, как Австралия и Мексика путем двусторонних договоров о “свободной торговле”, а таким странам, как Коста-Рика,— с помощью другого договора, называемого CAFTA. Президент Эквадора Корреа отказался подписать соглашение о “свободной торговле” с США, но я слышал, что Эквадор принял что-то сходное с DMCA в 2003 году.

Одна из идей рассказа не предлагалась в реальности до 2002 года. Это идея о том, что ФБР и Microsoft будут хранить пароли системного администратора ваших персональных компьютеров и не допустят, чтобы они были у вас.

Сторонники этой схемы дали ей такие названия, как “доверенные вычисления” и “Палладий”. Мы называем это “вероломными вычислениями”, поскольку это приводит к тому, что ваш компьютер заставляют подчиняться компаниям вплоть до отказа подчиняться вам. Это было реализовано в 2007 году в рамках Windows Vista; мы ожидаем, что и Apple сделает нечто подобное. По этой схеме секретный код хранит производитель, но ФБР не составит никакого труда получить его.

То, что хранит Microsoft — не совсем пароль в традиционном смысле; никто никогда не вводит его с терминала. В отличие от обычного пароля это подпись и ключ шифра, соответствующий второму ключу, который хранится на вашем компьютере. Это позволяет Microsoft и в принципе любым сайтам Интернета, которые сотрудничают с Microsoft, полностью контролировать то, что пользователь может делать на своем собственном компьютере.

Vista также дает Microsoft дополнительную власть; например, компания Microsoft может принудительно устанавливать обновления, и она может приказать всем машинам, на которых работает Vista, отказаться работать с определенным драйвером устройства. Главное назначение множества ограничений системы Vista — навязать цифровое управление ограничениями, которое пользователи не могут обойти. Угроза цифрового управления ограничениями — это причина, по которой мы начали кампанию “Брак гарантирован”.

Когда этот рассказ был только написан, SPA угрожала мелким операторам связи, предоставлявшим доступ в Интернет, требуя, чтобы они разрешили SPA наблюдать за всеми пользователями. Большинство операторов подчинилось перед лицом угрозы, потому что они не могли позволить себе защиту в суде. Один из операторов, Community ConneXion в Окленде, штат Калифорния, отказался выполнить требование, и на него подали в суд. Впоследствии SPA отказалась от преследования, но получила DMCA, давший им власть, которой они добивались.

На смену SPA, что на самом деле расшифровывается как “Ассоциация издателей программ” {2}, в ее роли полицейского пришел Деловой программный альянс (BSA) {3}. BSA не является сегодня официальной полицейской структурой; неофициально, он действует как таковая. Применяя методы, напоминающие былой Советский Союз, он приглашает людей доносить на своих сотрудников и знакомых. В ходе кампании террора, проводившейся BSA в Аргентине в 2001 году, выдвигались слегка прикрытые угрозы насилия над людьми, обменивавшимися программами.

Правила безопасности учебного заведения, описанные выше, не выдуманы. Например, компьютер одного из университетов в районе Чикаго демонстрировал при входе в систему такое сообщение:

Эта система предназначена для использования только уполномоченными пользователями. Вся деятельность лиц, пользующиеся этой вычислительной системой без разрешения или сверх разрешенных им пределов, на этой системе подлежит наблюдению и записи персоналом системы. В ходе наблюдения за лицами, ненадлежащим образом пользующимися этой системой, или в ходе регламентных работ над системой, за деятельностью уполномоченного пользователя также может вестись наблюдение. Всякий, пользующийся этой системой, явным образом соглашается на такое наблюдение и извещается, что если в процессе такого наблюдения вскроются возможные свидетельства незаконной деятельности или нарушения правил Университета, то персонал системы может предоставить такое наблюдение в качестве свидетельства руководству Университета и/или должностным лицам, в обязанности которых входит охрана правопорядка.

Это интересный подход к Четвертой поправке: оказывать на всех подряд давление, чтобы они заранее соглашались отказаться от своих прав, предоставляемых этой поправкой.

Плохие новости

Битва за право прочесть уже идет. Враг организован, а мы — нет, так что в этом мы слабее. Вот статьи о том плохом, что произошло со времени первоначальной публикации этой статьи.

Если мы хотим прекратить плохие новости и создавать какие-то хорошие новости, нам нужно организовываться и бороться. Кампания ФСПО “Брак гарантирован” положила этому начало — подпишитесь на список рассылки кампании, чтобы поддержать ее. И присоединяйтесь к ФСПО, чтобы помочь нашей работе.

Ссылки


Этот очерк публикуется в сборнике Свободные программы, свободное общество: избранные очерки Ричарда М. Столмена

Другие тексты по теме

Примечания переводчиков

  1. Consume But Don't Try Programming Act
  2. Software Publishers Association
  3. Business Software Alliance

[Эмблема ФСПО]“Наша задача — сохранение, защита и поддержка свободы использования, изучения, модификации, копирования и распространения компьютерных программ, а также защита прав пользователей свободных программ”.

Фонд свободного программного обеспечения — ведущая организация, ответственная за разработку операционной системы GNU. Поддержите GNU и ФСПО покупкой руководств и других товаров, присоединением к ФСПО в качестве члена-партнера или пожертвованиями, прямо в фонд или по Flattr.

к началу